На улицах Киева развернется такая борьба за мир, что не останется камня на камне

0
116

Макс Бужанский

Народ Против.

Первый Мальдивский Фронт.

Что-то сломалось.

Не могу объяснить что именно, и как я это почувствовал, но вот лопнуло что-то, оборвалось.

По себе ощущаю, по Наташе, по гостям и экспертам.

Вот буквально месяц назад власть ощущалась какой-то массивной, давящей глыбой, вызывающей отчаяние и чувство безнадеги.

А сейчас – какое-то легкое презрение и смех.

И это было видно по всем.

Все участники нашей политики, равно как и шоу, актеры.

Хорошие актеры, плохие актеры и никакие актеры.

Ах, да, есть еще одна категория.

Никакие актеры, которые думают, что они хорошие.

Первый в этом году эфир, в воздухе витает ощущение скорых перемен и желание понять, как дожить до них, не потеряв то немногое, что сохранилось.

Первая пара.

Баганец – актер никакой, и актриса – Кужель.

В принципе, можно было бы ограничиться одной деталью.

После долгого рассказа Баганца о том, что не зайди покойник с бубей, то есть будь он прокурором до сих пор, он бы давно раскрыл дело Майдана, Кужель наконец-то обратила на него внимание.

И тоном баронессы Ротшильд, посылающей мальчишку за прохладным шампанским, спросила: «А где $5 млн и 54 килограмма золота, найденных в кабинете Ставицкого?»

Такой подлости Баганец не ожидал.

Я все подписал и передал их на ответственное хранение, не знаю, где они.

Кужель зловеще расхохоталась.

Такое у нас хранение, одностороннее, как черная дыра.

Положил – забудь.

Но Баганец не унимался, и неожиданно совершил явно заранее и тщательно запланированный каминг аут.

Игриво посматривая в мою сторону, он сообщил, что есть среди нас такие, кто не до конца верит в непорочность его зачатия, а он – невинен, аки слеза.

И зря я хотел его, такого невинного, в прошлый раз изловить и передать в руки бельгийского правосудия.

Тем более что он и в Бельгии-то сроду не был.

Но есть шанс побывать, сорвал с себя маску я, поняв, что он не просто умеет читать, но и читает меня.

Ибо там ждет месяц отсидки, а на апелляцию он не рвется.

Короче, зря бельгийцы его ждут, не поедет.

Софиты вспыхнули адским светом, и на помост взгромоздился Мосийчук, водрузив своё, изнуренное борьбой с олигархатом тело напротив Чумака.

Какие актеры!

Представьте себе, Сцена!

Мосийчук, с тростью, которой он размахивает в такт играемой роли, благородные седины Чумака.

А напротив них, в кресле – Пискун.

Аки барин, приехавший в Большой Театр, смотреть пьесу.

Всем видом – Азм есьм Генпрокурор, все остальные – самозванцы.

Да, Мосийчук устроил безобразное шоу.

Но посмотрите, как талантливо он это делает, находясь в полной изоляции, и абсолютно этого не боясь.

Сначала был рассказ о том, как Радикальная Партия из последних сил противостоит режиму.

Впечатление испоганил Чумак, спросив, так кто ж под видом РПЛ голосует за каждый критический раз?

Взгляд Мочийчука был преисполнен самой пастырской укоризны.

Но его смирению предстояли серьезные испытания.

Вспыхнул свет, и на экране возник бывший Реформатор, напоминающий какое-то грустное животное, придвинутое к камере.

Животное не в обидном смысле, просто мимишный такой.

На фоне уносящейся в вверх лестницы, свернутого за спиной ковра (не исключено, что внутри был Соболев), какого-то нелепого стола и шкафа.

После того, как спустя небольшое время он сфокусировал взгляд и сообразил, где он, и где мы, начался монолог о добре (о нем) и зле (всех остальных).

За монологом уныло наблюдал сидящий в зале Сакварелидзе и одобрительно качал головой Чумак.

Всё, что говорит Саакашвили, это всегда прекрасно.

Если выключить из этой схемы его самого.

Ну его и выключили Крюкова с Дубинским, в два щелчка пальцами.

Мол есть у тебя шаблон тварей во власти – машины, охрана и т.д. – но ты ж сам такой.

Всё.

Реформатор начал дергаться, как резиновая камера на волнах, кричать, что заработал только на восьмилетнюю шкоду.

Так чего ж ездишь не на ней, а на ландкрузере за сто-двести тысяч? – задорно спросил его Дубинский, и с экрана донесся бессвязный поток проклятий.

Это было как красная ракета.

Попавшая в Мосийчука.

Вихрем взлетев над палкой, он начал орать дурным голосом, называя бывшего Реформатора достаточно обидным словом (до конца программы так и не заткнули), и требуя развернуть камеру и показать комнату и утопающий в роскоши второй этаж.

Саакашвили деланно расхохотался, какой такой второй этаж, бойлер там, но камеру разворачивать не стал.

Перегавкивались весь вечер.

Кстати, о развороте.

Мосийчук и Линько разворачивают дружины.

Кива разворачивает дружины.

Билецкий разворачивает.

Того гляди, на улицах столицы развернется такая борьба за мир, что не останется камня на камне.

Мы ныряем в прошлый век, то ли в рабочие отряды партий 17 года, то ли в чуть менее рабочие отряды другой партии 33.

Но народ при этом хлопает.

И тут медицина бессильна.

Включился Гужва, откровенно издевающийся над завравшейся генпрокуратурой.

Чувствуя вдохновение, Мосийчук сходу обвинил его в работе на вражескую разведку.

Да будь так, я б с тебя пылинки сдувал, издевательски процедил Гужва, ибо ты и есть зло для страны в чистом виде.

Мосийчук скорбно обвел зрителей ладонью с палкой, как бы призывая их в свидетели того, что ему приходится выслушивать ради Отчизны.

За всем этим, с видом профессора Преображенского, которому приказали ассистировать Шарикову на операции, наблюдал Лавринович.

Особенно, когда выяснилось, что Президент и на месяц может уехать, ничем его не попрекнуть.

Что тут скажешь, братцы.

Момент, когда все хотели нырнуть под власть, прошел.

Теперь все хотят нырнуть во власть.

С надеждой смотрят на нас.

Мол, не судите строго.

А мне кажется, нам стоит чуть попридираться, а?

Уж очень распоясались.

Давайте придерем их, как только сможем!

Хороших выходных!)

Редакция может не разделять мнения авторов блогов и не несет ответственности за достоверность изложенной ими информации.

Другие публикации автора:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here