«Нам ответили, что все взорвалось. И охлаждать уже нечего»

0
27

«Нам ответили, что все взорвалось. И охлаждать уже нечего»

Фото: Meteoprog

Эксклюзив

Бывший сотрудник Чернобыльской атомной электростанции, завсектором атомной энергетики ЦК КПСС – в эксклюзивном интервью «Вестям» вспоминает о первых минутах после катастрофы. Георгий Алексеевич Копчинский много лет работал на ЧАЭС, но в апреле 1986-го он служил в Москве, занимая пост заведующего сектором атомной энергетики в Отделе тяжелой промышленности и энергетики ЦК КПСС. Он отвечал за атомные станции с реакторами типа РБМК. Не раз и не два Копчинский заявлял, и в интервью «Вестям» снова настаивает: то, что произошло в Припяти 32 года назад – не авария, а катастрофа планетарного масштаба.

«В целом культура безопасности в бывшем СССР, еще до аварии, оставляла желать лучшего. Вся деятельность Советского Союза, включая и военную, и мирную, была весьма и весьма засекречена. Общественность мало что знала о том, что творится. Было очень сильное идеологическое влияние, и жили мы тогда весьма напряженно. Продавали газ, нефть, а за счет этого иногда даже приходилось покупать продукты питания. Так вот, для того, чтобы больше продавать газа и нефтепродуктов, было решено ускорить развитие ядерной энергетики.

«Нам ответили, что все взорвалось. И охлаждать уже нечего»

ЧАЭС до аварии. Строительство энергоблоков велось ускоренными темпами. Слишком ускоренными.

Поскольку в то время промышленность не изготавливала крупногабаритных корпусов для реакторов типа ВВЭР, было принято решение начать строительство реакторов, которые таких мощных корпусов не имели. Фактически они монтировались на строительной площадке. . Эта поспешность, и в определенной степени ведомственная самоуверенность, явились причиной этой аварии. Ведь авария произошла в результате серьезных конструкторских ошибок разработчиков реактора.

Миф о том, что во всем виноват персонал, который отключил все защиты, все блокировки и нарушил регламент, — это не более, чем миф, это не соответствует действительности. Сегодня это абсолютно четко признано международным ядерным сообществом, есть соответствующие доклады международных организаций.

В частности, знаменитый доклад INSAG-7 — это группа ведущих мировых экспертов в области ядерной энергетики при Генеральном директоре МАГАТЭ. Так вот этот доклад совершенно однозначно это подчеркнул.

Если ознакомиться с теперь уже открытыми материалами заседания Политбюро от 14 июля 1986 года, где руководители государства однозначно заявили, что реактор был недоработан, мы получим ответ на вопрос, что явилось коренной причиной аварии в Чернобыле. Могут быть и другие причины, но главная все же заключается в том, что закрытость, самоуверенность, политиканство, поспешность, низкий уровень культуры безопасности и стали причинами этой аварии».

Катастрофа планетарного масштаба. Замалчиваемая изо всех сил.

«Я узнал об аварии примерно в 2 часа ночи. То есть, через полчаса после аварии. Тогда существовала схема оповещения и схема сбора специалистов в случае подобного рода аварий. То есть, специалисты обо всем знали.

Что касается общественности и сокрытия самого факта аварии. На тот момент министром иностранных дел был Шеварднадзе, и он активно выступал за то, чтобы немедленно оповестить весь мир о том, что произошло. Но Виктор Чебриков, который возглавлял КГБ, категорически против этого возражал. В СССР всегда подобного рода вещи скрывались и не доводились до общественности, а тем более вещи, которые связаны с ядерными делами.

Нам было очень трудно дозвониться до руководства станции, но спустя множество попыток мы дозвонились. На вопрос, что же произошло, нам ответили, что все взорвалось, охлаждать уже нечего. И в этот момент связь прервалась.

Потом нам рассказывали, что в этот момент на пункте связи на станции был человек с соответствующими полномочиями, который имел право вмешиваться в подобного рода вещи… Это вопиющее безобразие. Лишь только после того, как ближе к утру позвонил Виктор Брюханов, директор ЧАЭС, и рассказал реально, что произошло, нам стало понятно, что это катастрофа планетарного масштаба, и здесь срочно нужно реагировать на самом высоком уровне».

Строительство ЧАЭС. Трагедии можно было избежать.

«В 1983 году при физических пусках блоков на линии и четвертого энергоблока в Чернобыле был зафиксирован эффект концевых вытеснителей стержней управления защиты. По этому поводу, Сидоренко, корреспондент Академии наук, который был в то время директором Отделения ядерной энергетики Курчатовского института, обратился с большим письмом в адрес НИКИЭТ им. Н. А. Доллежаля, чтобы не допускать такие вещи и срочно принимать меры. Обратите внимание, когда стержень падал в активную зону, то на начальном этапе реактор не глушился, а разгонялся! То есть то, что стало причиной аварии в Чернобыле, было официально зафиксировано в 1983 году. А какой ответ? – Да, да, мы знаем, мы думаем».

Ядерная авария на АЭС «Три-Майл-Айленд». 1979 год.

«Первая из значимых аварий произошла на американской АЭС Три-Майл-Айленд — это было в 1979 году. Мало кто знает, что оболочка, под которой находился реактор второго энергоблока этой станции, защитила окружающую среду и население от выбросов радионуклидов в атмосферу. Вот эта авария, про которую все время вспоминают, радиологический эффект имела нулевой. По оценке американских биологов, вероятность рака о того, что были какие-то протечки, составила 1 к 50 миллионам. Разве можно говорить о том, что это серьезные последствия? Кроме того, после той аварии стало ясно, что защитой технических средств можно добиться высокой степени безопасности этих источников».

Напомним, ранее «Вести» собрали распространенные убеждения, связанные с аварией на ЧАЭС. Ученые рассказали, что правда, а что — умелая манипуляция.

Читайте также:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here