Подноготная кинофестивалей — сколько стоят Брэд Питт, Дастин Хоффман и Катрин Денев

0
16

Подноготная кинофестивалей - сколько стоят Брэд Питт, Дастин Хоффман и Катрин Денев

Расследование

Недавно в Киеве завершился 47-й международный кинофестиваль «Молодость», а уже в июле в Одессе пройдет восьмой ОМКФ. Однако от зрителей двух самых крупных международных кинофестивалей регулярно слышны одни и те же упреки – где звезды на красной дорожке, и почему хотя бы на открытии и закрытии не показывают блокбастеры? Подобные слова недоумения слышны постоянно возле красных дорожек этих фестивалей. «Вот если бы привезли Джейсона Стетхема или Вина Дизеля… Так хочется посмотреть вживую на Анжелину Джоли», — вздыхают как мужчины, так и женщины. А на открытии и закрытии массовому зрителю хочется увидеть премьеру новых «Звездных войн» или продолжение «Мстителей», но не картины, которым аплодировали стоя в Каннах или Берлине. «Вести» разобрались, почему украинцы врядли этого дождутся, и для чего нужны фестивали.

Обычная для украинских кинофестивалей картина, когда вдоль красной дорожки стоит масса журналистов, фотографов, специально приглашенных студентов местных театральных вузов, которые при появлении практически каждого человека начинают громко и радостно шуметь, фотографы щелкать своими затворами, а журналисты задавать вопросы. Но среди основной массы, которая работает на красной дорожке, очень мало людей, которые пришли посмотреть на это шоу. Хотя не только у них, но и у представителей СМИ, не говоря уже о студентах, после дефиле участника фестиваля иногда появляется вопрос к тому, кто стоит рядом: «А кто это был?» В результате приподнятое настроение куда-то постепенно улетучивается, и с годами отношение к этой части церемоний у многих пропадает интерес. Появляются даже предложения вообще отказаться от парада звезд, тем более если и звезд как таковых никто не увидел.

«Красная дорожка, все-таки, необходима потому что фестиваль — это праздник и естественно, что нужно устраивать какой-то антураж. Например, когда по каннской лестнице идет американская звезда и французская полузвезда, то местная публика свою актрису встречает гораздо более тепло. В Украине же не научились ценить своих. Другое дело, что у нас долгое время не было системы звезд, но сейчас они возникают. Например, группа актеров «Киборгов» должна получать аплодисменты на любой красной дорожке, а кроме них, есть достаточно новых актеров, которые тоже этого заслуживают. Есть и плеяда звезд старшего поколения. На красной дорожке «Молодости» была Кира Муратова, постоянно появляется режиссер Роман Балаян, актрисы Лариса Кадочникова и Оля Сумская и многие другие, которых нужно встречать аплодисментами. Международные звезды тоже нужны, но на них чаще всего нужны деньги, и большие. Минимальный бюджет такого фестиваля — миллион долларов», — объясняет . Для сравнения, бюджет Каннского кинофестиваля, который регулярно и в большом количестве посещают звезды самого высокого уровня, в среднем составляет 20 млн евро.

По словам Халпахчи, в лучшие годы, а именно, когда проводился 40-й по счету фестиваль «Молодость», приехали многие звезды, причем без всяких гонораров, но были и те, кому нужно было платить, поскольку актеры зарабатывают и на этом. «Например, Катрин Денев, которая относится к этому достаточно лояльно, стоит примерно 20 тыс евро. Депардье дважды приезжал к нам бесплатно, но когда он вел церемонию открытия юбилейного фестиваля, ему заплатили 50 тыс евро, однако при этом он был на сцене два часа. Если говорить о голливудских звездах уровня Дастина Хофмана, то это 100 тыс долларов и больше. А если речь идет о таких актерах как Брэд Питт, то эта сумма умножается в несколько раз», — говорит Халпахчи.

Дело, как выясняется, не только в дороговизне звезд, на гонорары которых можно снять полноценный фильм, правда без их участия. Есть шанс заполучить звезду вообще бесплатно, оплатив ей лишь перелет и комфортное пребывание на самом фестивале. Обязать актера принять участие в фестивале без гонорара может дистрибьютор, прокатывающий в стране ленту с его участием. Именно таким образом на красной дорожке Московского кинофестиваля несколько лет назад оказался Брэд Питт, который прилетел на премьеру в рамках ММКФ фильма со своим участием «Война миров Z».

Однако для Украины это, как оказалось, тоже не выход. «Пока украинский рынок очень ограничен – боксофис в десять раз меньше, чем в Польше, и дистрибьюторы не обязывают своих звезд принимать участие в промотировании фильмов, в которых они снялись не смотря на то, что они у нас прокатываются, – сетует Халпахчи. — Наша киноиндустрия хоть и развивается, но еще не на том уровне, чтобы вызывать международный резонанс».   

Понятно, что тягаться в пафосе и блеске с фестивалями, чьи красные дорожки становятся отдельным объектом обсуждений и репортажей, украинским фестам просто не реально. «Есть фестивали, которые могут себе это позволить или не могут. В любом случае для актера это тоже работа – появление на красной дорожке и участие в самом кинофестивале. Причем работа оплачиваемая. Если бы я проводила кинофестиваль и понимала, что половину бюджета нужно отдать на звезду, то я бы этого не делала. Мировые звезды не появляются на наших красных дорожках, потому что у них бюджет как у фильмов. Но все-таки, красная дорожка — важный элемент любого фестиваля, потому что это позволяет привлечь внимание общественности. Но это лишь часть пиаркампании фестиваля. Качественным фестиваль делает не звезда, а программа», — говорит .

На самом-то деле на красной дорожке мир клином не сошелся. Если нет возможности заполучить сонм звезд, то ничего страшного в этом нет. Тем более, что на слуху у нас, на самом-то деле, — три-четыре крупных мировых кинофестиваля и два украинских. Всего же в мире их существует порядка 15 тысяч, которые проводятся ежегодно, а в Украине — более двух сотен. , который был участником фестивалей класса «А» в Локарно, Варшаве и фестивале короткометражных фильмов в Коттбусе (Германия) рассказывает: «Такие актеры, как Дизель или Стетхем, не ездят на все пятнадцать тысяч фестивалей. Все зависит от того, чего организаторы фестиваля хотят достичь. В мире достаточно кинофестов, на которые вообще не привозят никаких звезд и только показывают кино. В том же Локарно, где я был, дорожка очень короткая. А в Каннах это — одна из основ действа. У каждого своя стратегия. Упрекать фестиваль в том, что организаторы не привезли Стивена Спилберга, как минимум некорректно. Возникает вопрос – для чего его нужно привозить? Для того, чтобы люди на него посмотрели и сделали селфи? Но тогда это не кинофестиваль, а тусовка. А если человек ставит себе целью посмотреть лучшие картины, то тогда ему не нужны звезды, он идет на фильмы. У нас немного искажены эти понятия. Мелкие кинофестивали, которые не входят в условный топ, никогда не смогут себе позволить привезти на красную дорожку Ванессу Паради, но это не значит, что их должны лишить возможности посмотреть новый фильм с ее участием или другие картины, которые обсуждают на данный момент в Европе и мире».

В итоге организаторы кинофестивалей сходятся на том, что фактически красная дорожка нужна спонсорам, чтобы в объективы камер попали их логотипы и названия брендов, а также возможность потешить свое самолюбие, позволив хозяевам или топ-менеджерам этих компаний пройтись по одной дорожке хоть с какими-нибудь знаменитостями и оказаться на фото в репортажах СМИ.

В частности, , участвовавший в фестивалях класса «А» в Каннах, Берлине, Торонто, Санденсе, Сан-Себастьяне, Локарно, Карловых Варах и Варшаве, говорит: «Красная дорожка для украинских кинофестивалей очень важна, в первую очередь, для спонсоров и партнеров. Но очень важно и то, чтобы к фестивалям относились как к местам, где показывают именно кино. Оно не должно быть второстепенным и рассматриваться как приложение к красной дорожке. Вот, например, на Каннском кинофестивале приз «Недели критики» гарантирует зрительский интерес. А у нас даже главные призы фестиваля не гарантируют его. В этом, на мой взгляд, основная проблема. Но это и проблема наших медиа, которые фокусируются на красной дорожке, а не на фильмах и объяснениях, почему это надо смотреть. Думаю, что по этой причине на показах фильмов на «Молодости» в этом году не было людей, поскольку они сконцентрировали внимание на красной дорожке».  

По большому счету, оценивать успешность фестивалей можно и нужно только по заполняемости залов на кинопоказах. Так считают все киноэксперты. «Все остальное — это разговоры в пользу бедных, – говорит Щербина. — Если человек лежит на пляже и говорит, что он не пойдет на фестиваль только потому, что не приехал Вин Дизель, а в это же время возле кинотеатра стоит толпа, которая не может попасть на сеанс, потому что все билеты проданы, то это не значит, что фестиваль неуспешен. Он неуспешен только с точки зрения ханжи, который не собирался идти смотреть кино».

Весь вопрос только в том, кто и как сформировал программу кинофестиваля. По сути даже не каждая премьера в Каннах проходит с аншлагом, поскольку не каждая киноновинка вызывает ажиотаж. Как сказал нам Денис Иванов: «Фестиваль, который ограничивает себя исключительно премьерными фильмами, автоматически может получать не самое интересное кино, поскольку премьера и качество — это не всегда одно и тоже».

В программах «Молодости» и ОМКФ именно внеконкурсные показы вызывают наибольшие ажиотажи, ведь среди них, кроме старой кино-классики, всегда есть победители и наиболее яркие участники самых авторитетных кинофестивалей – Канн, Венеции и Берлина. Но только и с этим в Украине не все так просто, потому что права на показ таких фильмов стоят денег, и в итоге они для организаторов убыточны.

«Затраты на фильмы — это отнюдь не одна из главных статей бюджета фестиваля. Хотя для конкурсной программы фильмы предоставляются бесплатно, но если речь идет о больших премьерах, то стоимость фильма может доходить до 2 тыс евро», — говорит Иванов.

Причем цены  медленно, но постоянно ползут вверх. Об этом нам говорит Халпахчи: «Например, я в этом году хотел показать на закрытии три-четыре короткометражки 1918 года с Чарли Чаплином, Максом Линдером и Бастером Китоном, но они оказались даже дороже, чем современные фильмы. С нас запросили за них вместе полторы тысячи евро. Для сравнения, три года назад за показ фильма оскароносного режиссера Паоло Соррентино «Молодость» украинский дистрибьютор запросил тысячу евро. Сейчас средняя цена за картину — 600 евро, и иногда удается договориться за 300 евро. Это альтернативный прокат для тех картин, которые не имеют широкого проката, и международные дистрибьюторы зарабатывают этим именно на фестивалях».   

Казалось бы, полторы-две тысячи евро — не такие уж большие деньги в сравнении с бюджетом фестиваля, который исчисляется сотными тысяч долларов. Но здесь уже работает другая бизнес-схема. Для примера возьмем самый большой зал одного из киевских кинотеатров «Жовтень», в котором в прежние годы часто проходили показы «Молодости» и других фестивалей. Их зал «Гегемон» вмещает около 400 зрителей, а средняя стоимость билета на сеанс прокатного фильма – 70 грн. При условии аншлага один показ приносит 28 тыс грн, т.е. чуть больше 1 тыс долларов. Казалось бы, организаторы феста как минимум выходят в «ноль» или даже зарабатывают. Но суть в том, что эта сумма делится по схеме 50 на 50 с кинотеатром, и вернуть из вложенных денег получается только 500 долларов.

Да и при таких раскладах кинотеатры не горят желанием работать с фестивалями. Как рассказала нам: «С международными кинофестивалями мы работаем по двум схемам. С «Молодостью», например, это были коммерческие условия проката – 50 процентов кассовых сборов кинотеатру и 50 процентов организаторам. А с Docudays UA другая схема — они нам оплачивали услуги, и мы показывали только их фильмы во всех залах. В финансовом смысле сотрудничество кинотеатра с фестивалями по большому счету невыгодно, потому что приходится снимать с показа прокатные фильмы, а это дезориентирует зрителя. Положительным моментом является некоторый пиар-эффект. В то же время, сотрудничество с «Молодостью» мы пока приостановили, это было для «Жовтня» неэффективно. У нас была очень низкая посещаемость на программы «Молодости», поскольку наш кинотеатр был только одной из нескольких фестивальных площадок, было мало рекламы, отсутствовала эксклюзивность репертуарных решений, особенно по фильмам с низким зрительским ресурсом. А работать с Docudays UA нам очень понравилось, были полные залы».

Безусловно, в бизнесе работа в минус — это приговор компании. Однако кинофестивали, независимо от их категории и масштаба, — это имиджевые проекты и необходимые элементы для полноценного существования киноиндустрии страны, в которой он проводится.

«Фактически европейские кинофестивали — это один из элементов защиты своего культурного пространства – его создание и поддержка. Но это не защита от Голливуда, а попытка создания своего пространства. Существует лишь одна страна в мире, которая создает фильмы для всего земного шара – США, – говорит Щербина. — Благодаря своему политическому, экономическому и военному влиянию им удалось создать и поддерживать самую разветвленную дистрибьюторскую сеть по всему миру, благодаря которой в своей стране они отбивают лишь половину бюджета, а остальную часть, и иногда большую, собирают в мировом прокате. За счет этой системы, в первую очередь, содержатся кинотеатры, потому что каждый год Голливуд выпускает 10-20 блокбастеров, которые соберут определенную кассу. У каждой страны есть два направления развития. Первое – отказ от производства своего кино. В таком случае люди, которые родились с талантами режиссера или актера, должны либо спится, либо уехать в Голливуд. Второе – создание своей системы, по которой будет существовать национальный кинематограф».

Ранее «Вести» сообщали о том, что режиссер фильма об украинских «киборгах» снял свое самоубийство на видео.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here