«Украина — моя Родина и мать» — Клименко о преследовании, госрейдерстве и творчестве

0
22

"Украина - моя Родина и мать" - Клименко о преследовании, госрейдерстве и творчестве

Интервью

Александру Клименко, министру доходов и сборов времен Виктора Януковича, 37 лет. Последние четыре года своей жизни он живет в России. Там, говорит, ему комфортно, и выглядит сегодня Клименко жизнерадостным и уверенным в себе. Однако, сменил Украину на соседнее государство бывший чиновник не по своей воле. Сегодня у экс-чиновника есть бизнес в России, но он очень хочет вернуться в Украину. Все уголовные производства, возбужденные против него в Украине, Клименко называет не иначе, как политическим преследованием.

Об этом экс-министр рассказал в интервью изданию «Cлiдство.Iнфо». «Вести» выбрали самые интересные фрагменты разговора. 

О бегстве из Украины

«Ну, прежде всего, давайте сделаем несколько шагов назад — для того, чтоб вспомнить историю. Я был министром, против меня не было никаких уголовных дел, никакого решения суда по задержанию и вдруг неизвестные должностные лица, превышая свои полномочия и угрожая оружием, пытаются не дать мне выйти в город. Понятно, что это правовой беспредел и нигилизм. Что я чувствовал тогда? То, что сейчас чувствует большинство украинцев — громадное чувство несправедливости. И мы это видим сейчас и рейтинги это показывают, и, видимо, ситуация, которая развивается — это все то самое чувство глобальной несправедливости. Знаете, на моем примере это четко видно — когда человек (а я считаю мою работу на посту министра достаточно результативной для Украины) в один день просыпается и становится врагом государства. Все изменилось в один момент. 

Тогда ситуация развивалась очень стремительно. Во-первых, никто не собирался уезжать из Украины. Во-вторых, спланированных действий не было. Поэтому сценарий, в котором события начали развиваться в данном случае (если вы спрашиваете об аэропорте и моем отъезде из страны), был совершенно непредсказуемым».

О переезде в Россию

«Я путешествовал и видел разные страны. Что касается России, то мой выбор определили мои православные духовные корни, а также то, что в этой стране похоронены мой отец и брат. Где же еще мне быть? В то же время у меня нет привязанности к конкретному городу. Я себя комфортно чувствую в разных городах, в том числе и в Москве».

Об официальных и неофициальных договоренностях со следствием

«Все, что происходит вокруг меня, это — политическое преследование, ни больше ни меньше. Соответственно, все следственные действия вокруг меня носят абсолютно заказной характер, нацеленный на попытку меня уничтожить, не дать мне возможности находиться в Украине и оказывать на меня максимальное давление.

Я готов защищать себя в рамках правового поля. Сделка со следствием пока формальная. Мы абсолютно на разных полюсах. Я не приемлю любую форму давления на меня и ещё раз говорю об этом, зная суть данного политического обвинения.

Я изначально не пытался выйти на какие-либо переговоры. Потому что моя позиция простая. С первого дня моего политического преследования и попытки сделать из меня врага государства, я сказал, что буду отстаивать свои интересы, честь, достоинство и свое доброе имя исключительно в правовом поле. Может быть, я слишком молод, и поэтому не понимал суть этого процесса и выбрал самый тяжелый путь, но это — мой путь, мой крест и я его несу.

Да, у меня были ошибки, я готов их признавать. Я не говорю, что я безгрешен. Были. Но то, что сегодня говорит прокуратура, то, что пытается инкриминировать следствие, это абсолютная чушь, которая построена только на одном — на политическом желании преследовать меня.

Но в жизни я всегда принимал вызов, и никогда от этого вызова не уходил. Пусть, это тяжелый вызов и нелегкий крест, но мы,  православные люди, знаем, что Бог не дает креста больше, чем человек может выдержать. Наверное, это — испытания, которые я должен пройти. Наверное, в том числе испытания, во время которых я расплачиваюсь за свои неправильные поступки»

О Януковиче и коммуникации с представителями предыдущей и нынешней власти

«В последний раз у нас было общение с Виктором Федоровичем в январе 2014 года, когда я был у него на докладе, как министр доходов и сборов. С того момента контакта с Януковичем не было.

Общаюсь ли я с представителями прошлой и нынешней власти? Да, я со всеми коммуницирую». 

Об арестованном имуществе

«У людей арестовывают активы и преследуют. Их вина только в том, что они на протяжении 10 лет знали меня и знали Антона (Антон Клименко, покойный брат Александра Клименко — Ред.). Антона — в большей степени. И сегодня у них забирают имущество. Таким образом их берут в заложники, дабы оказать на них давление и сломать. А неокрепшие государственные институты, типа АРМА, и абсолютно некомпетентные чиновники являются инструментом в руках архитекторов этих схем.

Например, у ваших родителей есть квартира. Вот сегодня придет АРМА, арестует ее и выставит на продажу. Потому что вы — ассоциированны со мной. Вы меня видели, я знаю, как вас зовут и все! Они скажут, что вы вместе со мной, а квартира ваших родителей — это квартира Клименко. Вот такая логика. Она абсурдна.

В погоне за какими-то мифическими врагами государства, в данном случае — за мной, в жернова попадают люди, абсолютно не имеющие ко мне отношения. Все, что сегодня происходит, это государственное рейдерство». 

Об арестованных счетах в Украине и за рубежом

«В Украине все счета, которые у меня были, как у Клименко Александра Викторовича, арестованы. Никто их не выводил, там остатки зарплатных, личных и депозитных счетов — все они арестованы. А за границей у меня счетов нет. Еще в 2014 году, когда все это начиналось, я попросил адвокатов обратиться в банки Швейцарии, Лихтенштейна, Латвии, Литвы, Кипра, где им подтвердили, что  никаких счетов за рубежом у Клименко не было и нет. Соответственно, если у меня их нет, то и арестовать на этих счетах нечего из-за отсутствия самых счетов».

О собственных доходах

«Я считаю, что главным состоянием человека является он сам. Поэтому я ценю себя достаточно высоко и считаю бесценным. Моя активная деятельность и мои успехи в бизнесе позволяют мне вести тот образ жизни, который я хочу иметь». 

О политической партии «Успешная Страна», где Александр Клименко является почетным председателем

«Партия не может быть моей или не моей. Партия — это организация, которая объединяет людей по определенной идеологии. И партия быть не может быть Клименко или не Клименко. Да, в 2015-м году меня избрали почетными главой партии. Люди, которым близки те идеи, которые я озвучивал. Но сама партия была зарегистрирована давно. И поэтому это — не моя партия. В ней 90% — это конкретные люди с определенными делами на местах. В данном случае, партия — это площадка, которая дает возможность людям высказаться. Это отдельная организация, которая живет автономно, в том числе, автономно и от меня. Это важно понимать. Потому что я, к сожалению, сегодня не могу быть рядом с ними. У меня ограниченны возможности. Если бы я был в Украине, я мог бы ездить по городам и выступать на определенных эфирах».

О творчестве

«Сегодня, в рамках своей деятельности (партийной деятельности — Ред.), я нахожусь в стадии написания книги о будущем Украины».

О возвращении в Украину

«Я отвечу вам вопросом на вопрос, а вы к маме своей приезжаете? Ну так вот и я, сын своей Родины, конечно, приеду в Украину. Для меня Украина — это и есть моя мать, моя Родина».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here