Алексей Пушков: «Дело Скрипалей» — весьма плохо проведенная политическая операция

0
32

Алексей Пушков: «Дело Скрипалей» — весьма плохо проведенная политическая операция

Глава комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков убежден, что «в основе истории в Солсбери лежит подлог — с подобной доказательной базой Лондону вообще не стоило выходить в публичное пространство».

Как рассказал Федеральному агентству новостей сенатор Алексей Пушков, последнее заявление ОЗХО со ссылкой на руководителя головной лаборатории в Нидерландах о том, что вещество BZ было примешано в пробы, чтобы подтвердить уровень компетентности лаборатории, добавляет еще больше недоверия к официальной версии Лондона.

«Здесь многое вызывает подозрения, — считает Пушков. — Есть свидетельства профессиональных химиков, подвергающих сомнению заявление ОЗХО, что вещество, которым якобы были отравлены Скрипали, было исключительно чистым по составу. В составе, в котором содержится «Новичок», его доля — не более 30% от общей массы. Поэтому заявление о том, что там практически не было примесей, и вещество было исключительно чистым, вызывает недоумение у специалистов. То есть выше 30-процентной концентрации «Новичка» быть не может. И сам факт выздоровления Юлии Скрипаль (думаю, что выздоровел и ее отец, Сергей Скрипаль, просто это скрывается) тоже говорит о том, что речь не шла о боевом отравляющем веществе».

Новые версии отравления Скрипалей появляются едва ли не каждый день.

«Существование седьмой или восьмой версий относительно того, как они были отравлены — то в ресторане, то прикоснулись к двери, то это гель, то гречневая каша, потом жидкость… Ну, слушайте, с такой доказательной базой Лондону вообще нельзя было выходить в публичное пространство, — считает Пушков. — Это сильный удар по доверию к правительству Терезы Мэй, и об этом довольно много говорят в самой Великобритании».

До сих пор в парламенте лейбористы, по словам Пушкова, критикуют консервативную партию за отсутствие серьезных доказательств в «деле Скрипалей». Хотя консерваторы — в частности Борис Джонсон — обвиняют лейбористов, что они играют на руку Москве, но лейбористы продолжают эту критику. Потому что серьезная система доказательств у Лондона отсутствует.

А наличие противоречий, считает сенатор, снижает доверие к заявлениям британских руководителей.

«Помните слова Джонсона, что лаборатория в Портон-Дауне на 100% определила, откуда это вещество? Но потом выступает руководитель лаборатории и говорит, мол, нет, мы определили состав вещества, но не можем определить, откуда оно, — продолжает Пушков. — Затем Foreign Office размещает твит на своем официальном сайте, что лаборатория в Портон-Дауне определила — вещество из России. А потом срочно удаляет этот твит. То есть, мы имеем дело с какой-то очень плохо продуманной и даже в информационном плане политической операцией, потому что количество противоречий и разность данных зашкаливают. А сам факт выздоровления Юлии Скрипаль, повторюсь, говорит о том, что основная версия Лондона просто несостоятельна».

Алексей Пушков уверен, что твердой системы доказательств у Великобритании нет. И в качестве дополнительного аргумента приводит публичные высказывания союзников Лондона.

«Обратите внимание, они не говорят, что у них есть доказательства. Они говорят, что верят тем доказательствам, которые им предоставила Тереза Мэй, — подчеркивает сенатор. — Но сама Тереза Мэй почему-то не может убедить даже свою собственную оппозицию в том, что такие доказательства существуют. Почему она не может убедить специалистов и в западных странах? Почему такое многообразие версий со ссылками на британские спецслужбы публикуют британские СМИ? Все это говорит о том, что твердой системы доказательств не существует».

По мнению Алексея Пушкова, Россия должна сосредоточить усилия на выяснении истины.

«С помощью углубленного изучения вопроса, определения круга государств, которые имеют возможность создавать такие отравляющие вещества, мы должны настаивать, — полагает сенатор, — чтобы пробы были переданы независимым лабораториям, а не тем, которые сначала выдают одно заключение, а потом берут свои слова обратно. Мы должны продолжать сражаться на информационном поле, потому что против нас была брошена информационная бомба. На мой взгляд, она дала кратковременный эффект. Но чем дальше, тем яснее становится, что в основе бомбы лежит подлог».

Поэтому, считает Пушков, «мы должны работать в этом направлении и показывать, что информационная бомба Лондона была фейковой». На нее среагировали, она, определенно, дала эффект, повлияла и на общественное и политическое мнение в Европе, но чем дальше, тем больше сомнений, что вообще был факт отравления.

«Более того, об отравлении мы знаем только со слов британских спецслужб. Почему они скрывают Юлию Скрипаль? Почему ее обращение было передано через Скотланд-Ярд, а не напрямую британским СМИ? Почему ее не показали? Все это вызывает крайнюю степень недоверия к заявлениям Великобритании. И, самое главное — не только в России».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here