Что стоит за «Семью гранями Великой степи»?

0
13

Что стоит за «Семью гранями Великой степи»?

Что стоит за «Семью гранями Великой степи»?

Официальные СМИ Казахстана 21 ноября опубликовали статью президента Нурсултана Назарбаева «Семь граней Великой степи». Интересно, что публикации не предшествовали ни официальные анонсы, ни «контролируемые утечки информации». Статья появилась внезапно, но сразу привлекла к себе внимание наблюдателей и экспертного сообщества.

Возвысить степь, не унижая горы

Конечно, как водится, высокие оценки статье дали высшие должностные лица, чиновники, политические функционеры левого, административного берега Астаны. Так, практически сразу председатель мажилиса (нижней палаты парламента) Нурлан Нигматулин, находящийся в турецком Измире на заседании Парламентской ассамблеи тюркоязычных стран, не упустил случая рассказать коллегам о статье президента. При этом он заявил, что «…фундаментальные предложения казахстанского лидера – это важнейшее событие в идеологической жизни не только нашей страны, но и историческое событие для всего тюркского мира. С поразительной точностью глава государства показал в своей статье неразрывную внутреннюю связь, существующую между современным Казахстаном и тюркскими государствами, великими степными империями прошлого».

Думается, что председатель мажилиса оценил статью несколько конъюнктурно, исходя из ситуации, в которой он находился, поскольку в оригинале всё звучало несколько масштабней и не ограничивалось лишь тюркской цивилизацией.

Видимо поэтому спустя несколько дней во время Гражданского форума президент Н. Назарбаев был вынужден внести ясность в этот вопрос: «…все жители Казахстана – не только казахи – имеют свою историю. По великой степи какие только народы ни проходили. Они оставили свою культуру, свое понимание, знания, менталитет. Мы это все впитали, поэтому казахский народ толерантен и ко всем относится равно. Хотел бы особо подчеркнуть общность историко-культурного наследия для всего народа Казахстана. Единение Руси и степи: сколько было взаимопонимания, опыта было взято из истории, допустим, Золотой орды, в управлении государством».

Инициативу астанинских функционеров по разъяснению статьи президента подхватили чиновники рангом пониже, и спустя пару дней статья обсуждалась уже на уровне районов.

Но, представляется, рвение чиновников было излишним, поскольку материал действительно получился весьма содержательным, масштабным и интересным. Не будет преувеличением сказать, что «Семь граней Великой степи» вправе претендовать на статус этапной статьи, знаменующей новый поворот в развитии идеологии современного Казахстана.

Народ в потоке истории

Структурно статья «Семь граней Великой степи» состоит из двух частей: «Пространство и время национальной истории» и «Модернизация исторического сознания», а также небольших по объему введения и заключения.

Во введении Н. Назарбаев обосновывает мысль, что история любого народа очень часто бывает старше, чем его формальная государственность, она берет начало задолго до юридического оформления государства и обретения им символических атрибутов, и, следовательно, народ следует рассматривать на всем протяжении его развития в потоке истории.

В первой части президент Казахстана предпринимает попытку рассмотреть генезис казахов, исходя из такого подхода. Приводя в качестве примеров артефакты, найденные на территории Казахстана в ходе археологических изысканий, а также результаты научных исследований, Н. Назарбаев развивает мысль о том, что древние предки казахов – саки, гунны, иные прототюркские этнические группы внесли весомый вклад в развитие человеческой цивилизации. Вторая часть статьи содержит практические предложения, реализация которых позволит современным потомкам древних наместников степи осмыслить роль, которую сыграли их далекие предки в мировой истории.

Достичь этого предполагается путем осуществления нескольких крупных проектов. Так, например, семилетняя программа «Архив-2025» будет заключаться в поиске архивных материалов, посвященных жизни древней степи по всему миру, их дальнейшей цифровизации и обеспечении к ним широкого доступа. Предполагается, что это позволит создать колоссальную источниковую базу для реконструкции истории.

Еще одна масштабная программа – Музей древнего искусства и технологий Великой степи, представляющий возможность ознакомиться с предметами материальной культуры. Также в числе предложений проекты: «Великие имена Великой степи», «Генезис тюркского мира», «Тысяча лет степного фольклора и музыки», «История в кино и на телевидении».

Нераскрытые вопросы истории Степи

Надо отметить, что статья президента Н. Назарбаева – не первая попытка обозначить место великой степи в мировой истории.

Еще в 1975 году казахский писатель Олжас Сулейменов в своей книге «Аз и Я» пытался доказать взаимодействие Степи и Руси, выявив в «Слове о полку Игореве» существенные вкрапления тюркской лексики. Для того времени эти идеи оказались настолько «прогрессивными», что на защиту автора, обвиненного в «национализме», «пантюркизме», «методологических ошибках», был вынужден встать первый секретарь ЦК компартии КазССР Динмухамед Кунаев. По слухам, циркулирующим в творческой среде Казахстана, решение о «помиловании» принималось на уровне Секретариата ЦК КППС и то лишь после настоятельных просьб, обращенных к Леониду Брежневу.

После распада СССР, когда идеологические рамки уже не мешали исследователям изучать этот вопрос, произошел всплеск интереса к национальной истории. Но это привело к другой крайности – «казахоцентризму», когда ученые стали пытаться доказать исключительное значение своих предков для мировой истории, не затрудняя себя адекватной аргументацией. Впрочем, это свойственно всем постсоветским странам.

Лишь немногие ученые, владеющие соответствующими компетенциями и навыками использования научного инструментария, смогли объективно взглянуть на эту проблему через призму изучения кочевничества или номадизма как особого исторического вида цивилизации. Но и сегодня ответы на многие вопросы не найдены. «Несмотря на обилие теорий и концепций в современной номадистике, еще много вопросов остается открытыми. Центральный вопрос кочевниковедения, как и раньше, – проблема отношений между кочевыми и оседлыми цивилизациями: были ли они антагонистами или все же взаимно дополняли друг друга в процессе исторического развития человечества?», – полагает руководитель Центра европейских и трансатлантических исследований Международного научного комплекса «Астана» Мурат Лаумулин.

Собственно, обращение президента к этой теме продиктовано, на наш взгляд, стремлением показать, что кочевая цивилизация внесла в мировое развитие вклад не меньший, чем оседлые народы, тем самым купировав «комплекс неполноценности», присущий евроцентричному взгляду на мировую историю. С другой стороны, Н. Назарбаев показывает, что на протяжении тысячелетий предки казахов взаимодействовали и с ближними, и с дальними соседями. Этот тезис вполне укладывается и в логику современного многовекторного внешнеполитического курса Казахстана.

Заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований Санат Кушкумбаев, комментируя статью «Семь граней Великой степи», пишет: «История Казахстана – это часть всемирного исторического круговорота. Поэтому и предлагаемые президентом проекты направлены на генерирование историзма. У него на историю взгляд политика, лидера. История, несмотря на ее драматические и даже трагические этапы, остается очень поучительным и образовательным источником».

Буксир для «Руханижаңғыру»

Многие эксперты, занимающиеся исследованиями современного Казахстана, сходятся во мнении, что отличительной чертой политики Н. Назарбаева является ее идеологическое наполнение. Статья «Семь граней Великой степи» подтверждает этот тезис.

Завершая статью, президент Н. Назарбаев подчеркнул, что она является логическим продолжением программы «Руханижаңғыру», направленной на «модернизацию сознания казахстанцев». По существу сказанного президентом отметим, что статья «Семь граней Великой степи» оказалось гораздо более содержательной, чем программа «Руханижаңғыру». Надо признать, что она вывела вопрос «духовной модернизации» за рамки чиновничье-бюрократического дискурса, придав этой задаче необходимый вес и масштаб. Образно говоря, «Семь граней Великой степи» выступают в роли маленького, но сильного буксира, который выводит большое, но не способное самостоятельно двигаться судно «Руханижаңғыру» на маршрут, проложенный на карте «духовной модернизации». Более конкретно это описывает уже упомянутый С. Кушкумбаев: «В рамках программы «Руханижаңғыру» исторический контекст был лишь контурно обозначен. А нынешняя статья как раз дополняет ту, что была написана полтора года назад».

Не искать черную кошку в темной комнате

Итак, президент Н. Назарбаев предельно четко обозначил границы новой идеологии. Их можно обрисовать цитатой: «Вопрос не в том, чтобы показать свое величие за счет принижения роли других народов. Главное, спокойно и объективно понять нашу роль в глобальной истории, опираясь на строгие научные факты».

Теперь многое будет зависеть от того, кто и как будет выполнять поручения президента, вытекающие из этой статьи. А тут, как говорится, возможны варианты, поскольку «эксцесс исполнителя» играет очень большую роль в современной казахстанской политической жизни.

И для Казахстана, и для его внешнеполитических партнеров предпочтителен и желателен конструктивный вариант, при котором работа будет осуществляться в рамках объективного научного подхода, без эмоциональных и этических оценок и навешивания ярлыков.

К сожалению, новейшая история многих постсоветских государств показывает, что соблазн сформировать «образ врага» весьма велик. Это второй, деструктивный вариант, при котором страна «виктимизируется», т.е. принимает положение жертвы, усиленно навязываемое национал-патриотами и пытается взять реванш «за прежние угнетения». Также крайне нежелательно развитие событий по сценарию «поиска морального превосходства» кочевой цивилизации над другими.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here